Бассивный гитараст
...Ты выглядишь как труп своей собачки, которую насиловал фашист...
Еда закончилась, а вместе с ней и тепло. Кругом царила пустота, и в этой пустоте был хорошо слышен призыв к свободе. Зов становился все настойчивее, от мягкого побуждения переходя к отчаянию. Восемь крошечных ног откликнулись на этот молящий зов. Восемь крохотных орудий ударили в сводчатую стену. Они долбили и стучали в нее, выискивая малейший намек на чуть более серые тени в кромешной тьме. В кожистой оболочке появилось отверстие, и восемь ног принялись согласно бить в эту точку, почуяв слабость. Слабость недопустима. Слабостью следовало воспользоваться, незамедлительно и безжалостно.
Одна за другой, десяток за десятком, тысяча за тысячей, миллион за миллионом крошечные ноги впервые в жизни мельтешили на неясной границе между мирами, неистово спеша вырваться из своих округлых темниц. Миллионы пауков, подгоняемых голодом и честолюбием, страхом и инстинктивной подлостью, вели свою первую битву против податливой кожистой преграды. Едва ли это был достойный противник, но они дрались с упорством, проистекавшим из знания того, что выбравшийся первым получит огромное преимущество и что они — все они — голодны.
Из знания того, что есть нечего, кроме как пожирать друг друга.
Тепло яйцевой камеры исчезло, разрушилось. Безмолвные мгновения одиночества, пробуждения, первых проблесков сознания остались в прошлом. Стены, служившие убежищем и защитой, сделались теперь всего лишь помехой, и ничем более. Мягкая оболочка стала преградой на пути к пище, к неизбежной битве, к насыщению во всех отношениях.
На пути к власти.
И этого, в первую очередь, не могло перенести благословенное и проклятое отродье. И они сражались, и бились, и лезли, и скреблись, чтобы выбраться на волю.
Есть.
Карабкаться.
Властвовать.
Убивать.
Стать…



__________________________

Как это похоже на людей....

@темы: живопись